Печать

70. Бог ведет меня шаг за шагом

Автор: Вейни ЯНЦЕ-ван дер Мейде вкл. . Опубликовано в История церкви

Англия, 19 сентября 1853

Э
та история начинается в чужой стране и с канувшей в прошлое даты. Для молодого Джеймса Гудзона Тейлора это был чрезвычайно важный день. А в старых протоколах «British and Foreign Bible Society» – Библейского общества Англии – эта дата подчеркнута жирной чертой. Неужели события этого дня были связаны между собой? Вовсе нет, и все-таки – да!

В этот день на совещании Библейского общества было принято важное решение: «Поручаем напечатать нашей типографии 1 000 000 экземпляров Новых Заветов на китайском языке». Здесь нет лишнего нуля: один миллион Новых Заветов для Китая! И именно в этот день Джеймс Гудзон Тейлор впервые отправился в Китай. С ранней юности он лелеял в сердце желание проповедовать Слово Божье в Китае. Ведь его родители так много рассказали ему об этой огромной стране!

19 сентября 1853: один миллион Новых Заветов и один миссионер для Китая! Гудзон Тейлор не знал о том, что для него готовятся такие нужные ему в будущем орудия. Миссионер без Слова Божья, как плотник без молотка. Ведь Новый Завет повествует об Иисусе Христе. Можно сказать еще и так: Гудзон Тейлор и Новый Завет стали орудиями в руках Божьих. Бог использует миссионера и Слово Божье, чтобы люди узнали Бога и поверили в Его благодать. Ты тоже являешься орудием в руке Божьей, чтобы рассказывать другим людям об Иисусе Христе?

Это – Китай

Путешествие по морю было долгим: Пять с половиной месяцев молодой миссионер видел только воду и небо. Ни разу они не заходили в гавань. Как-то разыгрался такой сильный шторм, что Гудзон достал спасательный жилет, которым снабдила его мать. Но он не решился надеть его, потому что для него это значило, что он в действительности не доверяет Богу! Позже он понял, что тогда заблуждался и что можно надеяться на Бога и одновременно носить спасательный жилет.

1 марта 1854 года он сошел на берег Китая. Вечером того же дня он прибыл в город Шанхай. Никто его не встретил. Ведь он здесь никого не знал. Рекомендательное письмо, лежащее у него в чемодане, давало ему право постучаться в дверь дома некоторых людей. Одним из них был пастор Мэдерст, директор Лондонского миссионерского общества в Китае. Достав письмо, он показал адрес прохожему. Этот человек привел его к нужному дому, но пастора Мэдерста не было дома. Пока Гудзон находился в плавании, между Китаем и Англией вспыхнула война. Пастор Мэдерст со своей семьей перебрался в здание английского посольства, чтобы там найти защиту. Слуга, рассказавший на ломанном английском языке об этом Гудзону, к счастью, предоставил ему ночлег. Всю ночь Гудзон слышал гул канонады и не сомкнул глаз. Новый день принес новые заботы: на этот адрес должен был поступить аккредитив, предъявив который в китайском банке, он мог снять там деньги. Но никто ничего не знал об этом. Итак, у него даже не было денег для необходимых покупок. Усталый и упавший духом, он стоял в пустой комнате перед окном и смотрел вдаль. В своем первом письме домой он написал:

«Тогда сатана обрушился на меня, как горный поток, но со мной был Тот, Кто поднял против него знамя». Это значило, что Сам Бог стал его защитником, и он снова обрел мужество.

Первое знакомство

Из-за войны жизнь в прибрежных городах шла кувырком. Ни на что нельзя было положиться, каждый являлся сам себе ближним. Гудзон решил заняться исследованием окрестности. Он бродил по пустынной местности вокруг города в поисках редких растений и необычных насекомых, которые фотографировал. Несколько раз он отправился вместе с другими миссионерами на лодке вверх по реке с проповедью Евангелия. Это было не безопасно. Однажды ночью солдаты императорской армии чуть ли не открыли по ним огонь.

В 1855 году он начал предпринимать такие поездки сам, в основном в одиночку. Опасность попасть под обстрел оставалась большой. Он очень хотел добраться до города Нанкин, но ему это так и не удалось.

Нежеланный гость

Целью его следующей поездки стал Цунмин, большой остров в устье реки Янцзы. Здесь впервые его посетило чувство, что на этом острове он хотел бы жить и трудиться. Три недели спустя он отправился на корабле обратно в Шанхай, чтобы пополнить запасы медикаментов, забрать свою почту и купить зимнюю одежду. Он приобрел все необходимое и вернулся на Цунмин, но как велико было его разочарование. О том, чтобы остаться жить на острове, вообще не могло быть и речи. Ему приказали уехать и больше не показываться здесь! Ефичину указали следующую: «Наши врачи пожаловались, что они потеряют свои доходы, если чужой врач будет принимать пациентов».

Следующее разочарование настигло его, когда он распечатал письмо от своей миссии. Ему написали: «К сожалению, для вашего служения поступает недостаточно денег, и мы не можем в этом месяце послать вам аккредитив». Это значило, что в банке для него нет денег. Что он теперь должен делать? Он же не может питаться воздухом?

Новый путь

Гудзон сидел на своем стуле с письмом в руке, которое получил сегодня утром. Оно было от одного друга в Англии. Гудзон подумал: похоже, он знает, как мне тяжело. Как он ободрил меня, миссионера без денег!

«Дорогой Гудзон, не унывай! Я знаю, что миссия больше не может содержать тебя. Не отступай. Оставайся верным своему призванию, потому что верен Бог, призвавший тебя».

Гудзон принял решение: начиная с сегодняшнего дня, он будет еще в большей мере доверять Богу свою жизнь, в том числе и свой кошелек. Он не будет больше переживать о будущем. Он останется в Китае и впредь будет носить китайскую одежду. Он будет питаться тем, чем питаются китайцы. Он будет жить так, как живут они. Он простится с миссионерским обществом, которое не в состоянии присылать ему деньги. Он будет трудиться в дальнейшем без их поддержки.

В письме своим друзьям он написал о своем решении:

«Не должен же я думать о Боге, будто Он является скаредным и бедным Богом? Будто у Него недостаточно средств для моей поддержки? Я нахожусь здесь на служении для Бога. Это Его поручение. Если я сейчас перестану трудиться здесь, тогда нельзя назвать делом Божьим и всю ту работу, которую я делал до сих пор. Моя совесть говорит мне, что я должен продолжить проповедовать Евангелие, даже если от вас не будут поступать деньги. Я никогда не стану занимать у кого-либо средства, потому что в Библии написано: «Не оставайтесь должными никому ничем» (Римлянам 13, 8). Если я стал бы занимать деньги, то этим я пытался бы присвоить себе то, что Бог в Своей мудрости решил мне не давать».

Гудзон Тейлор продолжил дело проповеди Евангелия со своим другом мистером Джонсом. Все, в чем они нуждались, они приносили в молитве Богу. Во всех вопросах они чувствовали себя зависимыми от Него. Гудзон выразил это следующими словами:

– Уповая на милость, я могу со спокойным сердцем смотреть ввысь, как будто я смотрю в глаза Бога. Когда я не знаю, что мне делать, я жду от Него знака, с помощью которого Он показал бы мне следующий шаг в служении. Он – мой Учитель. Я не сомневаюсь в Его заботливой любви.

Какой хороший урок для нашей жизни. Ты решился бы так жить? Во всем полностью полагаться на Господа Бога? Как ты привык надеяться, что твой отец и твоя мать (надеюсь, что у тебя заботливые родители) позаботятся о тебе, точно так же – и еще гораздо больше – ты можешь надеяться на Бога. Может, ты был непослушным, своенравным или даже ленивым? Признайся в этом Богу. Скажи Ему об этом в молитве и попроси у Него прощения. Господь милостив. Он никогда не скажет: «Я не хочу тебя больше слушать, Я не хочу о тебе заботиться». Так пусть же Он часто слышит и твой голос.

Бракосочетание в храме

В Нинбо, маленьком городке, где тоже находилась миссионерская станция, жила молодая девушка по имени Мэри Дайер, на которой он хотел бы жениться. Ее отец шестнадцать лет трудился миссионером в Китае. После смерти своих родителей она со своей сестрой осталась в Китае. В Нинбо была организованная миссионерами школа для девочек. Ректор школы, мисс Олдерси, взяла девочек- сирот под свою опеку. Теперь они сами трудились в этой школе. Мэри в совершенстве владела китайским языком и любила китайцев, как и он. Они отлично подходили друг другу. Но мисс Олдерси сказала:

– Я не хочу, Мэри, чтобы ты общалась с этим человеком! У него нет ни дома, ни постоянного дохода, он не пользуется поддержкой миссионерского общества и носит китайскую одежду!

Гудзон слышал, что мисс Олдерси думала о нем. Мэри еще не достигла совершеннолетия и должна была подчиниться. Когда ей исполнится 21 год, она будет иметь право самостоятельно принимать решения. Он решил подождать.

На стене в его комнате висело два папируса со словами, написанными китайскими иероглифами. На одном стояло: «Авен-Езер» – до сего места помог нам Господь. На другом: «Иегова-ире» – Господь усмотрит. Эти тексты являлись для Гудзона двумя опорами, на которых покоилась его вера.

16 января 1858 года Мэри исполнился 21 год. Теперь она могла сама дать ответ Гудзону...

– Ты действительно не боишься выходить за меня замуж, Мэри, даже если у меня в доме часто не бывает денег?

Он должен был задать ей этот вопрос, потому что теперь она могла еще подумать. Но на спокойно возразила:

– Неужели ты забыл, что я осталась сиротой в чужой стране? Бог все эти годы был моим Отцом. Неужели ты думаешь, что я теперь боюсь положиться на Него?

Четыре дня спустя, 20 января, они вместе пошли к старому китайскому храму, где находилось английское посольство. Это значило, что там имели силу английские законы и их брак будет признан законным и в Англии. Гудзон был в своем китайском костюме, а Мэри – в свадебном платье из серого шелка.

Мистер Роберт Харт представлял английское правительство. Обряд сочетания провел пастор миссионерской церкви Каф. Гудзон и Мэри дали обещание быть верными друг другу, пока смерть их не разлучит. Потом пастор помолился о благословении на их совместный жизненный путь.

Вместе на служении

Они поселились в китайском домике в Нинбо и с этого времени стали вместе трудиться для Бога. Они готовили лекарство для больных и давали уроки чтения и письма. Гудзон говорил о своем Боге с каждым, кто только хотел его слушать.

Неужели второе важнее первого? Гудзон об этом много думал, сидя перед открытой Библией за столом.

– Мы последуем примеру Господа Иисуса Христа, Мэри. Он столько времени и силы посвящал больным, чтобы их исцелить, голодным, чтобы они насытились, и огорченным, чтобы их утешить. Он послал нас сюда, в эту страну. Он ведь знает нас!

Каждое воскресенье они проводили собрания в своем доме. Они уже заранее открывали двери и ждали, не зайдет ли кто-то к ним. Но в основном они молились и пели вдвоем. Китайцы не привыкли проводить богослужения в определенный день. Гудзон и Мэри не унывали, и через год у них уже было шесть постоянных слушателей. Вскоре их первая церковь насчитывала восемь членов. Учитель Цзиу приходил постоянно и приводил с собой свою мать. Два Ванга никогда не пропускали собрания, один был землевладельцем, а другой – художником. Потом был еще Фанг, корзинщик, и Ньи, продавец хлопка. Это были очень простые люди, которые едва умели читать. Они также прилежно приходили по вечерам в обычные дни недели, чтобы с помощью Нового Завета упражняться в чтении. В это время Бог послал им еще одно особое благословение: у Гудзона и Мэри родилась дочь Грейс.

Кто желает нам помочь?

Работа продвигалась; они открыли небольшую миссионерскую больницу. Здесь работал доктор Паркер, хороший друг семьи Тейлор. Смерть жены врача внесла глубокую скорбь в маленький круг миссионеров. Забота о детях сильно обременяла Паркера, и он вернулся в Англию. Теперь ответственность за больницу легла на плечи Гудзона и Мэри. Они усердно исполняли это поручение, но Гудзон чувствовал, что работа становится ему не по силам. Ах, поскорее бы им на помощь приехали другие христиане, сознающие, что миллионы китайцев еще никогда не слышали о Боге!

Своим родителям он написал:

«Не знаете ли вы серьезных, преданных молодых людей, которые желали бы служить Богу в Китае? Которые были бы готовы приехать сюда и здесь трудиться? Еду и питье я могу обещать им, но не больше. Ах, если бы у меня было четверо или пятеро помощников!»

Наконец, ему пришлось прервать свою работу. У него не было больше сил. Он закрыл больницу и заказал три места на корабль, отплывающий в Англию. Два места для него и Мэри вместе с маленькой Грейс. Третье место было предназначено для Ванг Лай-дю, их друга-христианина. С его помощью он хотел, будучи в Англии, переводить христианскую литературу на китайский язык. Ванг также сможет обучать новых миссионеров китайскому языку. Новые миссионеры, есть ли они вообще? Еще нет, но они появятся! Гудзон твердо был уверен в этом.

Вынужденный покой

– Господин Тейлор, если вы желаете когда-либо вернуться в Китай, то вам обязательно нужно на несколько лет остаться в Англии, чтобы поправить здоровье и потом продолжить миссионерскую деятельность,– сказал ему врач откровенно.

Гудзон почувствовал глубокое разочарование. Несколько лет! На корабле он и Мэри много молились о мудрости и сердечном мире. Они просили Бога, чтобы Он послал им в Англии встречу с пятью христианами, которые захотели бы поехать в Китай в качестве миссионеров. Неужели на это уйдет пять лет?

Они арендовали маленький домик в Вайтчеппе. Сначала Гудзон закончил свое изучение медицины, которое начал еще до того, как Бог призвал его в Китай. Потом он стал работать над переводом Нового Завета на диалект живущих в Нинбо людей. Над его письменным столом висела карта Китая. Все чаще его взгляд останавливался на огромной территории центральной части этой страны. Чем дольше он оставался в Англии, тем больше он чувствовал влечение к живущим там китайцам. Их – миллионы. Он насчитал на карте одиннадцать провинций, в которых проживало 197.500.000 китайцев. Сто девяносто семь с половиной миллионов китайцев, которые никогда еще не слышали о Библии и никогда еще не встречали миссионера. Неужели они должны навеки погибнуть? Имеем ли мы в Англии право, говорить просто так: «Мы не знали, что им неизвестно имя Иисуса Христа»?

– Для этих миллионов китайцев нужны проповедники Евангелия. Где я их найду? Я должен в первую очередь молиться, потому что Бог призывает проповедников и посылает их туда, куда Он хочет. Я должен свидетельствовать здесь в Англии. Это моя вторая задача. Особенно я должен молиться, чтобы в церквах возросла любовь к Богу и к погибающим грешникам. Тогда молодые люди услышат призыв Божий и просто не смогут дольше оставаться дома! Тогда они с верой отправятся в путь, как апостолы, не дожидаясь, пока деньги на их нужды поступят в Китай.

Пять новых миссионеров?

– Чем дольше я размышляю о нашей молитве на корабле по пути в Англию, тем больше я понимаю, что пяти новых миссионеров будет слишком мало. Да, но неужели я должен взять на себя ответственность за еще большее число неопытных миссионеров? Не начнут ли они меня однажды горько упрекать за то, что я побудил их присоединиться к миссии в Китае? Если они не смогут терпеть жару и есть незнакомую пшцу, если они заболеют и не будут знать, какое принять лекарство, если они не смогут выучить китайский язык и столкнутся с множеством других проблем, не станут ли они обвинять меня за это? Это меня смущает. Этого я не вынесу.

Мэри уже заметила, что я плохо сплю и борюсь с сердечными вопросами, но я не говорю с ней об этом. Да она и не сможет мне помочь. Мой друг Джордж Пирс уже как-то приглашал меня к себе в Брайтон. Я приму его приглашение; я устал и жажду покоя.

В воскресенье, 25 июня 1865 год, я приготовился пойти с Джорджем и моей семьей в церковь в Брайтоне. Но я не мог пойти с ними, я не мог спокойно петь в церкви, молиться и слушать проповедь. Перед моими глазами все время стояли эти миллионы погибающих китайцев. Вместо того, чтобы пойти на богослужение, я отправился на берег моря. Там Бог победил мое неверие, и я отдался Ему в этом новом моем призвании. Я попросил Бога о 24 новых тружениках: о двух для каждой из одиннадцати провинций в Китае и о двух для Монголии. Я стану их учителем и руководителем.

Борьба закончилась. Сердце наполнилось миром. Моя уверенность в Боге возросла. Моя надежда на Него укрепилась. Вместе с верой я обрел и мужество. Потом я прочитал в своей Библии текст на сегодняшний день: книга Иова 19, 23- 24: «О, если бы записаны были слова мои! Если бы начертаны они были в книге, резцом железным с оловом,– на вечное время на камне вырезаны были!»

На полях рядом с этим текстом я написал: «Молился 25.06.1865 в Брайтоне о 24 ревностных, способных тружениках».

Мир и радость наполняли меня весь тот день. Я вернулся домой совсем другим человеком. По мнению Мэри Брайтон возымел на меня чудесное действие. Так и было. Два дня спустя я открыл в банке счет на имя моей новой миссии, которую я назвал: Китайская внутренняя миссия. Я положил на счет десять английских фунтов. Хотя это и маленький вклад, но для меня это «десять фунтов, включая все обетования Божьи»!

Иегова Нисси!

В субботу, 26 мая 1866 года, от пристани отчалил корабль. На его борту находились Гудзон и Мэри Тейлор с Грейс и ее братиками Гербертом, Фредериком и Самуилом. Их сопровождала одна супружеская пара, пять юношей и девять девушек. Четыре месяца они провели в маленьких каютах и на палубе корабля «Ламмермьюр». Эти шестнадцать новых миссионеров только недавно познакомились друг с другом, а теперь направлялись вместе с семьей Тейлор в Китай. Где он должен был искать для них крышу над головой, в Шанхае или других городах, Гудзон еще не знал. Но Бог это знал, а на Него всегда можно положиться. Когда дело касалось проповеди Евангелия, Гудзон Тейлор был полон ревности, нетерпения и движения. Когда же дело касалось доверия, терпимости или страданий ради Христа, то он кротко говорил: «Мудрое, доверчивое дитя Божье радуется испытаниям, посредством которых оно может прославить Бога. Любое испытание обернется благословением для него, а вместе с ним и для других».

Они прибыли в Китай. Когда первый период привыкания ко всему новому был позади, Гудзон нашел для них места, где они могли бы жить и работать. Он все хорошо обдумал. Сначала один из миссионеров поселялся в столице одной провинции. Если его там принимали, тогда кто-то другой мог получить место в небольшом районном городе этой провинции. Потом он посылал обученных китайских благовестников в ее деревни. Через год после их прибытия в восьми районных городах и столицах двух провинций проживали новые миссионеры. Самые отдаленные посты находились в 24 днях пути друг от друга. Гудзон возглавлял миссию, которая состояла из 34 миссионеров и благовестников.

– Как он вообще мог справляться с таким объемом работы? – невольно встает вопрос. Ответ на этот вопрос мы можем найти в одном из его писем к матери: «Каждый день я встаю перед восходом солнца, чтобы в утренней тишине принести Богу в молитве каждого члена Китайской внутренней миссии».

Молитва являлась источником его силы. Ты еще помнишь те два папируса со словами, написанными китайскими иероглифами, над камином в его первом доме?

«Авен-Езер» – до сего места помог нам Господь, и: «Иегова-ире» – Господь усмотрит. Первый папирус напоминал ему о том, что было уже позади, второй ободрял его с верой смотреть в будущее. Теперь к ним добавился еще и третий: «Иегова Нисси» – Господь знамя мое. Для Гудзона это значило: я служу в войске Бога; Он мой Вождь, и я следую за Ним. Это был папирус с текстом на каждый новый день.

Возвращение в Англию

Через пять лет, осенью 1871 года, Гудзон снова поехал в Англию. Снова он был вынужден прервать свой труд. Или это может даже стать концом его труда? Сможет ли он когда-нибудь еще вернуться в Китай? В письме к матери он написал:

«Сегодня утром я читал книгу Иова. Я часто читаю эту книгу в Библии. Я прочитал в 1 главе 21 стих: «Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!»

Дорогая мама, неужели Иов не ошибся? Может, он должен был сказать: «Господь дал, сатана взял»? Нет. Господь взял.

Сначала Он взял нашу дорогую, маленькую Грейс, чтобы она цвела в Его небесном саду. Она серьезно заболела, и мы ничем не могли ей помочь, и 29 августа 1867 года она умерла. Этот день я никогда не забуду.

Через два года мы решили послать в Англию четверых наших старших детей для их дальнейшего воспитания и образования. Другая причина заключалась в том, что китайский климат слишком суров для людей с Запада. Но еще до их отплытия умер наш Самуил. Это случилось в марте 1870 года, и мы не знали, что этот год готовит нам еще больше горя.

В начале июля Мэри заболела холерой. Во время ее болезни родился наш сын Ноиль. Они умерли почти одновременно: Ноиль – 20, а Мэри – 23 июля. Последнее, что она сказала мне, было:

– Я не скорблю о том, что уже теперь ухожу к Господу. Но мне больно оставлять тебя одного.

Господь знал, кем была для меня моя дорогая жена. Однако Он решил, что будет хорошо взять ее к Себе. Бог был мне очень близок в те дни.

Но теперь, спустя год после смерти Мэри, я не могу больше. Потерян целый год, потому что один я действительно не в состоянии справляться со всей работой Китайской миссии».

Господь снова дал и взял

Бог знал, в чем нуждался Гудзон. Во время этого отпуска он встретился с Дженни Фоулдинг, одной из тех христианок, которые в тот раз отправились на корабле «Ламмермьюр» вместе с ним в Китай. Она вышла за него замуж, и 9 октября 1872 года они вместе вернулись в Китай.

Теперь начался новый период в жизни Гудзона Тейлора – 27 лет они вместе трудились в деле распространения Евангелия Иисуса Христа в Китае. Миссионеры посещали одну провинцию за другой и оставались там жить, чтобы проповедовать, основывать новые церкви и крестить новообращенных.

Гудзон руководил миссией и поддерживал каждого советом и делом, Дженни помогала ему в этом. Так они трудились, пока 26 сентября 1899 года не передали свое служение другим и не покинули Китай. Гудзона оставили силы.

Вначале они поехали в Америку, потом в июне 1900 года – в Англию. Гудзон настолько ослабел, что они вскоре отправились в Швейцарию, чтобы подышать здоровым горным воздухом. Может, там он сможет настолько поправиться, чтобы снова взяться за работу в миссии.

В это лето из Китая поступили страшные новости. Нашлись люди, которые захотели освободить страну от иностранного влияния, они подняли восстание. Они пользовались поддержкой старой императрицы. Китай для китайцев! Никаких иностранцев и никаких иностранных религий больше! Люди с Запада думают, что могут опекать народ в Китае. Они овладели китайскими портами и хотят указывать китайцам.

«По приказу императрицы, искоренить христианскую религию! Смерть всем иностранным дьяволам!» В июне 1900 года этот лозунг рисовали на стенах, и большие толпы народа скандировали его! В том же месяце было убито двенадцать миссионеров Китайской внутренней миссии. Гудзон содрогнулся, прочитав эту весть: его братья и сестры теперь находились у Бога, но они погибли от рук убийц.

В конце июля они снова получили скорбную весть: было убито тридцать миссионеров. В августе – двенадцать, в сентябре – два, в октябре – еще два.

Во время боксерского восстания всего было убито пятьдесят восемь взрослых, а двадцать один ребенок разделили эту же участь со своими отцами и матерями. Только Китайская внутренняя миссия насчитывала 79 жертв. К ним добавились еще многие другие миссии и бесчисленные мученики из китайских христианских церквей.

Пребывание в Швейцарии стало для семьи Тейлор нелегким испытанием. Они находились вдали от миссии и читали эти ужасающие новости, сидя в удобном кресле и глядя на чудесные горы. Ведь Гудзон до этого всегда был на месте, в любой час опасности. Теперь же он ничем не мог помочь.

Или все-таки нет? Все-таки мог? Он написал избежавшим насилия миссионерам: «Если вновь появится возможность продолжить работу нашей миссии в Китае, вы наверняка встретите другие обстоятельства, но основанием нашей миссии! останется неизменное Слово Божье. Служите Богу в духе единства и любви, тогда вы не останетесь без Божьего водительства».

Знакома ли тебе притча о домах, построенных на песке и на камне? Прочти ее в Библии, в Евангелии от Матфея 7, 24-27. Начался дождь, поднялась вода, бушевал ветер, но один дом не упал, потому что он был основан на камне.

Так и Церковь в Китае покоится на Камне с большой буквы, потому что основанием этой Церкви является Иисус Христос. Хотя она и сильно пострадала, но она не была полностью разрушена или уничтожена.

На боковой линии

– Самое трудное для меня – это ничего не делать для Бога,– говорил Г уд зон в последние годы своей жизни. Иногда его глаза при этом наполнялись слезами.– Но я, как и прежде, готов во всем следовать за Богом, как в жизни, так и в смерти.

30 июля 1904 года скончалась его жена Дженни. Ее похоронили на одном холме возле Женевского озера. Гудзон имел большое желание еще раз посетить Китай. В 1905 году он отправился туда со своим сыном Ховардом и его женой и посетил многие памятные места. В Чанше, столичном городе провинции Хунань, он неожиданно умер. Это была та провинция, которая одна из последних прекратила сопротивление вести Иисуса Христа. «Последние» братья и сестры приготовили гроб, в который положили его тело. Они доставили своего духовного отца на кладбище в Чжэньцзяне, где его похоронили рядом с Мэри, Грейс, Самуилом и Ноилем. Он не смог вернуться домой в Швейцарию, но он ушел в свой вечный дом, к Богу.

Я думаю и надеюсь, что ты уже не забудешь имя Гудзона Тейлора. Теперь я еще процитирую три короткие истины, о которых Гудзон засвидетельствовал:

«При всем, что я в своей жизни сказал и сделал для Бога, это были истины, в которые я твердо верил:

1) Существует живой Бог;

2) Он говорит к нам через Библию;

3) Он не может лгать и исполняет все, что обещал».

Выучи эти истины наизусть и доверяй им всю свою жизнь. Веруй в этого Бога, и ты найдешь счастье, как в жизни, так и в смерти.

ГОВОРИТ БИБЛИЯ: «Уповайте на Господа во веки; ибо Господь Бог есть твердыня венная» (Исаия 26:4).

Поделитесь статьей с друзьями в соцсетях. Божьих Вам благословений!
 
Рейтинг@Mail.ru yess.kiev.ua Tic/PR Настоящий ПР yess.kiev.ua Яндекс.Метрика
UA-27490214-1