Печать

Вопрос 2: Но как я могу знать и любить Бога, если я не уверен, что Он существует? Есть ли Бог на самом деле?

Автор: Чак КОЛСОН вкл. . Опубликовано в Откровенный разговор

Вера и важнейшие вопросы жизни

Если Бог добр, то почему существует зло?
(Проблема зла, греха и Божьей любви к человечеству).

Вопрос 2: Но как я могу знать и любить Бога, если я не уверен, что Он существует? Есть ли Бог на самом деле?


Это очень серьезный вопрос, и мы рассмотрим его в нескольких аспектах. Во-первых, Писание учит, что Бог открывает Себя столь явно, что только безумец может отрицать Его существование (Псалом 13:1; Римлянам 1:20). Библия говорит, что мы убеждаемся в реальности Бога, во-первых, посредством свидетельства творения и, во-вторых, свидетельства нашей совести, ибо мы сотворены по образу Бога.

В Послании к Римлянам апостол Павел пишет: «Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они [люди, взбунтовавшиеся против Бога] безответны» (Римлянам 1:20).

Вся Библия, включая и Ветхий, и Новый Заветы, перекликается с этим утверждением Павла, которое в философском контексте считается аргументом «от начала», доказывающим реальность Бога. «Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь» (Псалом 18:2). Христос напоминает нам о том, как Бог заботится о птицах и полевых лилиях. Все, видимое нами, свидетельствует о реальности невидимого.

В том же отрывке из Послания к Римлянам апостол Павел говорит: «Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им [то есть людям, отвернувшимся от Бога]. … Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце» (Римлянам 1:19; 21).

Павел ссылается на фундаментальное библейское понятие, уходящее корнями в Книгу Бытие. Человек сотворен по образу Бога. Другими словами, Бог, создав нас, сделал нас своим отражением, чтобы мы, как Его творения, сохранили в себе определенные качества своего Творца. Он одарил нас свободой выбора, разумом, способностью к творчеству и целенаправленному труду, Он вложил в нас потребность общения, Он даровал нам все это и многое другое, чтобы мы отражали в себе своего Творца. Поэтому даже без всякого научения мы интуитивно ощущаем, что Бог есть.

Канадский миссионер Дон Ричардсон, несколько лет занимавшийся изучением верований в условиях различных культур, установил, что все древние племена верили в существование некоего высшего существа. Эта вера имела разнообразные формы, однако убежденность в реальности того или иного бога была повсеместной. Д. Ричардсон также узнал множество историй о людях, приходивших из самых отдаленных мест, чтобы услышать миссионерскую проповедь. Услышав Евангелие Христа впервые, они говорили: «Я всегда искал вот такого Бога».

Одно из самых ярких свидетельств того, что нам открыта истина о Боге, приведено в моей книге Тело, где я рассказываю о моем друге Ирине Ратушинской. Ирина была советской диссиденткой, приговоренной к пятилетнему заключению в ГУЛАГе. Там она сочинила и запомнила триста стихотворений, которые после ее освобождения были опубликованы и стали известны всему миру. В своей автобиографической книге Серый цвет надежды она подробно описала свою жизнь и заключение.

Родители и учителя Ирины были атеистами. Однажды, когда ей было девять лет, после очередного урока атеизма в школе и дома она стала рассуждать: «Родители говорят, что никаких духов нет, что домовых тоже нет. Но об этом они сказали только раз. А вот о том, что нет Бога, они говорят каждую неделю. Нет, Бог обязательно должен быть». Она догадалась, что если бы Бога не было, они не выступали бы против Него с таким рвением.

Она начала читать книги великих русских писателей Пушкина, Толстого, Достоевского, в которых присутствуют евангельские идеи, и благодаря чтению уверовала.

Через много лет в ГУЛАГе тюремные власти пытались уморить ее, заключив в промерзлую камеру, где зажатая между ледяными стенками она с невероятной остротой ощутила, что люди во всем мире молятся за нее. Так оно и было. Группа верующих, молившихся за христиан в тюрьмах, членом которой был и я, непрестанно по цепочке возносили молитву за Ирину, и она как-то знала об этом.

В каких бы сложных и затруднительных обстоятельствах ни находились люди, даже в самом безбожном, самом языческом окружении, они всегда знают, что Бог есть. Мой собственный опыт свидетельствует об этом. Задолго до моего обращения, когда я посещал церковь время от времени, и она значила для меня весьма немного, я как-то отправился в плавание вместе с шестилетним сыном. Помню, как с моих губ сорвалось: «Благодарю Тебя, Боже, за то, что Ты дал мне это дитя». Я еще не знал Бога, но что-то внутри меня подсказало, что я должен благодарить Его за сына.

Незадолго до смерти Бертран Рассел, убежденный атеист и автор книги Почему я не христианин, послал письмо другу, в котором написал о себе: «В человеке что-то неизменно принадлежит Богу, а мой отказ присоединиться к какому-нибудь земному сообществу только подтверждает мое внутреннее знание того, что какой-то бог все-таки существует. Меня неукротимо влечет к себе этот мир и все, что в нем, и все же… для чего все это? Должно быть что-то более высокое, более значительное, думаю я, хотя и не верю, что оно есть».

В этом Бог. Мы знаем это, хотя и не признаем Его.

Несокрушимая истинность существования Бога особенно сильно проявляется в человеческой совести: совесть  самое выразительное свидетельство присутствия в нас образа Творца. Апостол Павел говорит, что закон Бога, записанный в наших сердцах, оправдывает или осуждает наши конкретные поступки (Римлянам 2:14–15).

Лет пять-шесть назад преподаватель обратился к студентам с вопросом: «Если некто поднимет с земли тысячедолларовую банкноту и вернет ее владельцу, правильно ли он поступит?». Все ответили утвердительно. Преподаватель продолжал: «Скажем, вы голодны, у вас голодные дети, вы находите тысячу долларов и возвращаете их владельцу. Верно ли вы поступаете?». Опять все студенты сказали «да». Следующий вопрос: «А если эти деньги потерял наркоторговец, получивший их путем махинаций,  тогда как?». Оказывается, и в этом случае критерий остается прежним.

Откуда мы это знаем?

К. С. Льюис, ученый-богослов из Оксфорда, один из величайших умов XX века, был некогда атеистом, поставившим задачей жизни во что бы то ни стало доказать, что Бога нет. А стал он глубоко верующим и активным христианином. В своей книге Просто христианство Льюис пишет, что ощущение хорошего и дурного  некая «порядочность»  свойственны всем без исключения. Откуда исходит это понимание? Конечно, не от биологии, генетики или философии  оно исходит от Бога, подобием Которого мы являемся.

Льюис употребляет термин Дao, взятый из восточных религий, означающий, что вселенское чувство различения добра и зла свойственно всем человеческим существам. Он доказывает, что такое универсальное явление, как совесть, свидетельствует о Боге-Законодателе, Который вложил в нас это безотчетное чувство истины.

Поэтому когда ваши дети спрашивают, есть ли Бог, откройте им исторические факты и расскажите им о единодушии, с которым великие люди присоединяют свои голоса к голосу творения и совести, утверждающему: да, Бог, несомненно, существует.

Поделитесь статьей с друзьями в соцсетях. Божьих Вам благословений!
 
Рейтинг@Mail.ru yess.kiev.ua Tic/PR Настоящий ПР yess.kiev.ua Яндекс.Метрика
UA-27490214-1